Авиаторы и их друзья

80 443 подписчика

Свежие комментарии

  • Николай Яковлев
    Большое  СПАСИБО !Этот день в авиац...
  • Господин Никто
    Господин НИКТО. Большое спасибо,Семён, за интересные материалы !Этот день в авиац...
  • Господин Никто
    Господин НИКТО.                                                                                            Большое сп...Этот день в авиац...

Я закрываю небо: как Казанский кремль приревновал авиатуристов к VIP-бортам

Красотами исторического центра столицы Татарстана больше нельзя полюбоваться с высоты птичьего полета

Казань лишилась одной из туристических изюминок — экскурсионных полетов над акваторией Казанки в центре города. Отныне воздушное пространство в этом месте, по сути, закрыто для частных авиаторов. Теперь беспрепятственно летать там могут только борта спецслужб и чиновников. Между тем демократичность полетов успела стать своего рода визитной карточкой столицы РТ. О том, кому это помешало, накануне праздника «Я выбираю небо!» выяснял корреспондент «БИЗНЕС Online».

В сентябре прошлого года казанских авиаторов собрали на совещание и объявили, что с 1 ноября небо над значительной частью столицы РТ становится постоянной зоной ограничения полетовВ сентябре прошлого года казанских авиаторов собрали на совещание и объявили, что с 1 ноября небо над значительной частью столицы РТ становится постоянной зоной ограничения полетов / Фото: «БИЗНЕС Online»

Как открытое небо Казани восхищало ее гостей

Странную историю рассказали «БИЗНЕС Online» казанские авиаторы. В сентябре прошлого года их собрали на совещание и объявили, что с 1 ноября небо над значительной частью столицы РТ становится постоянной зоной ограничения полетов. Это условный пятиугольник с крайними точками в районе улицы Литвинова; пересечения проспекта Ямашева и Сибирского тракта; улицы Родины; зооботанического сада; острова Маркиз.

 Отныне полеты внутри данного пространства могут выполняться только на высоте не менее 1 тыс. метров.

Ограничение не касается воздушных судов, выполняющих вылеты и заходы на посадку в аэропорту «Казань», на местных авиа- и вертолетном заводах, а также посадочных площадках ГИМС (воздушные суда МЧС) и НКЦ (обслуживает чиновников и крупный бизнес РТ, хотя в теории на эту площадку не возбраняется садиться и простым смертным). Также там, как и ранее, можно выполнять разного рода полеты в интересах государства и вести воздушные работы при чрезвычайных ситуациях.

Я закрываю небо: как Казанский кремль приревновал авиатуристов к VIP-бортам

По сути, запрет перекрывает кислород только одной категории авиаторов — частникам, которые на легких самолетах устраивали воздушные экскурсии над Казанью. Эта туристическая подотрасль зародилась в столице РТ примерно 10 лет назад. Тогда чиновники и бизнес начали активно пользоваться вертолетами: залетали банкиры, нефтяники, аграрии, машиностроители, чиновники… В Казани и вокруг нее появилось немало взлетно-посадочных площадок. Видя такое дело, профильные структуры рассчитали для малой авиации (а если официально, авиации общего назначения — АОН) схему полетов, по которой можно двигаться в том числе мимо Казанского кремля.

По сути, запрет перекрывает кислород только одной категории авиаторов — частникам, которые на легких самолетах устраивали воздушные экскурсии над КазаньюПо сути, запрет перекрывает кислород только одной категории авиаторов — частникам, которые на легких самолетах устраивали воздушные экскурсии над КазаньюФото: © Рамиль Ситдиков, РИА «Новости»

Спустя два года преимущества открытого неба распробовали частные пилоты — начали выполнять экскурсионные полеты. И попали в точку. Особенно это стало заметно, когда в связи с пандемией коронавируса пошло развитие внутреннего туризма.

Много приезжали из других городов — почти из всех уголков страны, и, кому удалось слетать, все были восторге от Казани.
Юрий Мищенко, директор авиационного учебного центра «Авиатор»

По интенсивности и качеству экскурсионного освоения воздушного пространства Казань превзошла едва ли не все другие города РФ. «Гости из Москвы и Петербурга удивлялись, что у нас можно так спокойно полетать недалеко от главных достопримечательностей, — рассказывает Мищенко. — В Питере тоже есть маршруты, но по разнообразию с нашими их не сравнить. Москва — отдельная песня: в этой зоне активное движение, но в центр по понятным причинам никто не залетает».

Летали в основном из Куркачей, Куралово, Державино. С каждой площадки — по 4–6 самолетов. В будни совершалось по 5–10 вылетов, в выходные — примерно по 15. Стоимость — 15–20 тыс. рублей за час. Количество пассажиров — 1–3. Существенно дороже были вертолетные туры. Например, авиакомпания «Авиасервис» предлагала полеты на Robinson R44 и Bell 407 за 45–87 тыс. рублей. Любопытно, что вертолетные прогулки стали настолько популярными, что, по словам Мищенко, одно время в Казани даже действовали профильные мошенники: онлайн собирали авансы за полеты и пропадали.

Любопытно, что вертолетные прогулки стали настолько популярными, что, по словам Мищенко, одно время в Казани даже действовали профильные мошенники: собирали онлайн авансы за полеты и пропадалиЛюбопытно, что вертолетные прогулки стали настолько популярными, что, по словам Мищенко, одно время в Казани даже действовали профильные мошенники: онлайн собирали авансы за полеты и пропадали / Фото: «БИЗНЕС Online»

Минкультуры РТ решило, что малая авиация угрожает Казанскому кремлю

Как говорят авиаторы, введение ограничения по высоте — не менее 1 тыс. м — ударило по туристическим полетам. Во-первых, выше 500 м часто бывает облачно, особенно зимой и осенью. Во-вторых, вид с километра для туриста малоинформативен — ничего не разглядеть: до запрета летали в основном над акваторией Казанки в диапазоне высот от 300 до 400 метров. В-третьих, на 1 тыс. м начинается так называемый эшелон перехода для летящих в Казань или из города больших самолетов. Он контролируется диспетчерами круга, и, хотя к нуждам АОН они относятся с пониманием, их, конечно, не радует, что в зоне их ответственности кто-то «болтается в небе». Таким образом, не факт, что разрешение на полет малым авиаторам вообще дадут даже на эшелонах выше 1 тыс. метров. Теоретически в запретную зону на прежней высоте можно летать и теперь, но только со специального разрешения исполкома Казани. «Однако нам дали понять, чтобы мы не питали иллюзий о возможности их получения», — говорят источники «БИЗНЕС Online» из авиационной среды.

Неожиданно трудно оказалось выяснить, кто закрыл полеты над Казанским кремлем. Как говорят наши собеседники, самое странное, что на профильном совещании прошлой осенью активность проявляли не только представители «Татаэронавигации» (это само собой) и комитета по транспорту исполкома Казани (тоже понятно — он выдает разрешения на использование воздушного пространства в черте города), но и министерства культуры РТ и музея-заповедника «Казанский Кремль»! Запрет обосновали… необходимостью защиты кремля, как исторического памятника.

Как говорят авиаторы, введение ограничения по высоте — не менее 1 тыс. метров — ударило по туристическим полетам. Во-первых, выше 500 м часто бывает облачно, особенно зимой и осенью. Во-вторых, вид с километра для туриста малоинформативенКак говорят авиаторы, введение ограничения по высоте — не менее 1 тыс. м — ударило по туристическим полетам. Во-первых, выше 500 м часто бывает облачно, особенно зимой и осенью. Во-вторых, вид с километра для туриста малоинформативен / Фото: «БИЗНЕС Online»

Мы обратились в Кремль с запросом, но там открестились от причастности к каким-либо небесным делам. В отделе коммуникационного маркетинга нам сообщили, что музей-заповедник «не является уполномоченным органом в сфере регулирования полетной деятельности», и отправили со всеми вопросами в «Росавиацию» и исполком Казани. Примерно то же самое ответили и в министерстве культуры РТ. Исполком же порекомендовал прочитать один из пунктов соответствующего приказа министерства транспорта РФ. Увы, в данном документе лишь закрепляется факт введения над Казанью зоны постоянного ограничения полетов. Зато пунктом выше разъясняется, что такое решение может быть принято лишь по представлению лиц, заинтересованных в установлении таких зон.

И только в «Татаэронавигации» в ответ на запрос «БИЗНЕС Online» расставили все точки над i. Нам сообщили, что, в соответствии с федеральными правилами использования воздушного пространства РФ, постоянные зоны ограничения полетов могут устанавливаться над государственными природными заповедниками, национальными парками, памятниками истории и культуры. В случае Казани речь идет о Кремле. Также навигаторы указали на тех, по чьему представлению формально введено ограничение. Это министерство культуры РТ и исполком города.

«Но в чем угроза, нам объяснить не смогли, а музейщики вообще сказали, что не очень-то владеют ситуацией, — говорят авиаторы. — Из-за шума двигателей? Но какой шум от легких поршневых самолетиков?! Какую теоретическую базу под это можно подвести? И потом, зона Кремля ведь малюсенькая. Вот и закройте ее, если уж так надо, — мы там все равно не летали, а тут такой кусок воздуха».

Один из чиновников, к которому «БИЗНЕС Online» неофициально обратился за консультацией, указал на то, что подобные ограничения есть над всеми подобными объектами страны. Но такой тезис не находит подтверждения. Как заверил «БИЗНЕС Online» руководитель федерации авиации общего назначения России Сергей Минигулов, это чисто казанское изобретение. «Такого запрета мы не встречали нигде в России», — констатировал он.

Я закрываю небо: как Казанский кремль приревновал авиатуристов к VIP-бортам«Какой шум от легких поршневых самолетиков?! Какую теоретическую базу под это можно подвести?» / Фото: «БИЗНЕС Online»

Запреты не выход

«Стало ли безопаснее? — рассуждает Мищенко. — Самая безопасная зона полетов — как раз над акваторией Казанки, а теперь мы вынуждены прокладывать маршруты над застройкой».

Может быть, решили навести порядок в области регламентов? Ведь понятия «авиаэкскурсия» законодательно нет, и АОН перевозить людей за деньги запрещено. При этом ничто не мешает взять на борт любого, кто заплатит за экскурсию и возможность поснимать с воздуха, поучаствует в покупке топлива. Но с претензиями на несоответствие указанной и фактической деятельности к авиаторам никто не обращался.

Минигулов предположил, что летчики могут нарушать административный регламент полетов над городом. Дело в том, что на каждый полет либо определенный срок необходимо подавать документы, а некоторые пилоты (в целом по России), по его данным, это требование игнорируют или даже о нем не знают. В итоге возникают всякие нехорошие ситуации. Однако на совещании таких аргументов не прозвучало. Ведущий специалист-эксперт приволжского межтерриториального управления Росавиации Артур Бульхин в беседе с «БИЗНЕС Online» припомнил только один опасный случай, когда в районе моста «Миллениум» пилот Cessna 172 предотвратил столкновение с внезапно появившимся парапланеристом. Но и в том случае вина была не на пилоте самолета. Генеральный директор Казанского авиапредприятия Магомед Закаржаев указал на то, что такого рода ситуации регламентируются законом. «Если кто-то нарушил правила, подавайте в суд, отнимайте свидетельство. Разве из-за этого сразу надо закрывать воздушное пространство?» — подчеркнул он в беседе с «БИЗНЕС Online».

Массовость и качество пилотов, ранняя и средняя профориентация для авиапрома — все это идет из АОН. В мире, напомним, это самый массовый сегмент авиации, в отличие от РоссииМассовость и качество пилотов, ранняя и средняя профориентация для авиапрома — все это идет из АОН. В мире, напомним, это самый массовый сегмент авиации, в отличие от России / Фото: © Наталья Селиверстова, РИА «Новости»

Принципиально важно то, что авиаторы переживают не из-за потерянных денег. Да, на экскурсиях они отбивали хотя бы часть трат на содержание аппаратов. Для обычных владельцев легких воздушных судов это едва ли не единственный профильный источник дохода: российская АОН низведена до состояния, когда она не может зарабатывать в принципе. «Эти полеты трудно было назвать бизнесом, — говорит Мищенко. — Исключительно для поддержания штанов. А теперь, когда все подорожало, вообще не знаем, как будем выживать». Так вот, авиаторов беспокоит келейность принятия решений в их сфере и привычка властей действовать методом запретов. «Если кто-то переживает, что пошла загрузка пространства, то можно элементарно ограничить зону 400–500 метрами, но не надо поднимать мелкие самолеты туда, где летает большая авиация, — говорят они. — И стоило бы обсудить с нами ситуацию. Запретить — самое простое».

И так-то авиации нет, а если идти таким путем, скоро вообще перестанем летать.
Магомед Закаржаев, генеральный директор Казанского авиапредприятия

Такие опасения особенно актуальны в настоящее время, когда в стране на высшем уровне продекларирована пересборка авиационной промышленности и авиатранспортной отрасли. Но качественный сдвиг невозможен без вовлечения в эти сферы энтузиастов неба. Массовость и качество пилотов, ранняя и средняя профориентация для авиапрома — все это идет из АОН. В мире, напомним, это самый массовый сегмент авиации, в отличие от России.

В Татарстане в последние годы соответствующим вопросам стали уделять внимание на высоком уровне. На одном из инвестсоветов у президента РТ Рустама Минниханова нашла поддержку идея авиатора и генерального директора «Казанской ярмарки» Льва Семенова о создании аэрогородка. Среди идеологических задач — упорядочивание деятельности малой авиации, работа с молодежью. Схожий проект затеял генеральный директор девелоперской корпорации «Антей» Владимир Осташко. Есть планы готовить в республике пилотов АОН и сверхлегкой авиации.

Как рассказал  «БИЗНЕС Online» директор «Казанской Ярмарки» Лев Семенов, главная задача сообщества — выведение малых авиаторов из серой зоныКак рассказал «БИЗНЕС Online» директор «Казанской ярмарки» Лев Семенов, главная задача сообщества — выведение малых авиаторов из серой зоны / Фото: «БИЗНЕС Online»

Как рассказал «БИЗНЕС Online» Семенов, главная задача сообщества — выведение малых авиаторов из серой зоны. Ведь сегодня АОН, если речь не идет о бизнес-джетах и вертолетах, просто затюкана. Именно поэтому в сообществе и опасаются открыто высказывать свое мнение: прижать аоновца проще простого. Именно поэтому, отчаявшись пробиться через бюрократические барьеры, многие начинают «партизанить» — летать без всяких разрешений.

Один из путей налаживания контакта между АОН и государством — развитие авиационного туризма. На открывающемся сегодня в Казани форуме «Авиакосмические технологии» соответствующей теме будет посвящен круглый стол. Можно посоветовать организаторам форума пригласить на него представителей минкульта РТ, а также музея-заповедника «Казанский Кремль».

Тимур Латыпов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх