На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Авиаторы и их друзья

80 681 подписчик

Свежие комментарии

«Панцирей» на всех не напасешься»: три вопроса об атаке дронов на Татарстан

Что, откуда и как прилетело, можно ли бороться? И как помогут методы Ирана и времен Великой Отечественной

Самолет А-22, на основе которого украинские военные, по всей видимости, собрали беспилотник для атаки на Татарстан, разработан выпускником Самарского авиационного института и стоит на рынке примерно 4 млн рублей.

В мире их очень много, даже в Казани штук пять. Так что, считают специалисты, при желании такие дальнобойные дроны-камикадзе можно печь как пирожки. Есть ли от них защита? В этом вместе с экспертами разбирался «БИЗНЕС Online».

Рано утром два дрона подлетели к промзоне Нижнекамска. Первый упал, не сдетонировав. Второй ударился о несущие конструкции одной из установок завода ТАНЕКО и взорвался. Возгорание быстро потушилиДва дрона подлетели к промзоне Нижнекамска. Первый упал, не сдетонировав. Второй ударился о несущие конструкции одной из установок завода ТАНЕКО и взорвался. Возгорание быстро потушили. Фото: соцсети

Первый вопрос: что за аппараты атаковали Закамье?

Объекты, оказавшиеся впоследствии вражескими беспилотниками, зафиксировали в западной части Татарстана в 4:15. Два дрона направились к промзоне Нижнекамска. Первый упал недалеко от нее, не сдетонировав. Второй, по известным данным, ударился о несущие конструкции одной из установок нефтеперерабатывающего завода ТАНЕКО и взорвался. 

Еще два беспилотника атаковали ОЭЗ «Алабуга» — как сообщается, ударили по общежитию. Если подтвердится, что БПЛА летели с Украины, то эта атака будет считаться самым дальним на сегодня ударом по России — 1,2 тыс. километров. Но какая беспилотная система на это способна?

Еще два беспилотника атаковали ОЭЗ «Алабуга» — ударили по общежитиюЕще два беспилотника атаковали ОЭЗ «Алабуга» — ударили по общежитию. Фото: соцсети

Судя по кадрам, снятым очевидцами, минимум один похож на сверхлегкий самолет А-22 от украинской компании «Аэропракт». Сконструировал его выпускник Самарского авиационного института Юрий Яковлев. Машина выпускалась с конца 90-х годов и пользовалась большим спросом у авиаторов – любителей Европы и России.

Судя по кадрам, снятыми очевидцами, минимум один похож на сверхлегкий самолет А-22 от украинской компании «Аэропракт»Минимум один дрон похож на сверхлегкий самолет А-22 от украинской компании «Аэропракт». Фото: соцсети

«Очень грамотно сделанный самолет, — рассказал „БИЗНЕС Online“ директор и владелец казанского авиационного учебного центра „Авиатор“ Юрий Мищенко. — Яковлев сам пилот, а, как известно, кто сам летает, тот хорошо конструирует — не зря на А-22 вся Европа летает. А еще он делал аппарат специально для Эмиратов, да и вообще широкая линейка была: А-20, А-22, А-28, А-32… Когда-то с Яковлевым была связь, но, насколько известно, фирма в Киеве прекратила свое существование. Продолжает ли кто-то тему — непонятно. В Казани эти самолеты были со времен аэроклуба „Легион“, который базировался в старом аэропорту. Сейчас у нас летает, думаю, штук пять». По словам нашего собеседника, подержанный А-22 в хорошем состоянии стоит примерно 4 млн рублей.

«Аэропракт А-22» выпускался с конца 90-х годов и пользовался большим спросом у авиаторов – любителей Европы и России. Подержанный самолет в хорошем состоянии может стоить примерно 4 млн рублей. Фото: Pavel Adzhigildaev - russianplanes.net, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org

Мищенко не удивлен, что именно А-22 конвертировали в дальний беспилотник-камикадзе. Данный тип он характеризует как легкую и очень летучую конструкцию, которую достаточно просто оптимизировать для нанесения одного удара. «У нас в лесопатрульном варианте, с двумя людьми и спецоборудованием весом примерно 50 килограммов он летит 6,5 часа, это 750 километров. Если убрать людей и поставить 100-литровый дополнительный бак — это еще порядка 700 километров. Оборудование для беспилотного управления вряд ли много весит — что-нибудь минимальное для горизонтального полета. Рабочая скорость — 140 километров в час, максимально экономичная — 120, и он сможет лететь очень ровно, тихо, низко». Кстати, на А-22 такой же двигатель, как на турецком ударном беспилотнике Bayraktar, — австрийский Rotax 912, но можно установить и более мощные и экономичные движки следующих серий. По мнению авиатора, БПЛА на основе А-22 можно печь как пирожки, тем более если максимально упростить конструкцию, ведь, учитывая, что полет — в один конец, прочностью многих элементов можно пренебречь.

Генеральный директор «Алабуги» Тимур Шагивалеев сообщил, что беспилотники были оснащены оборудованием стран НАТО. Как рассказал «БИЗНЕС Online» ведущий российский эксперт по беспилотным системам Денис Федутинов, в мире немало примеров того, когда БПЛА создавались на базе пилотируемых летательных аппаратов — как самолетного, так и вертолетного типа. Например, израильская компания Aeronautics переделала в разведывательный беспилотник австрийский Diamond DA-42. На основе вертолетов Schweizer 330 и 333 и Bell 407 американская организация Northrop Grumman создала семейство FireScout. Есть и примеры, близкие по массогабаритным параметрам к А-22, в частности HERTY от британской фирмы BAE Systems, в основе которого пилотируемый J5 Marco от польской компании J & AS Aero Design.

Кстати, в теме отметилось и казанское ОКБ им. Симонова. В 1960–1990-х там на базе серийных истребителей создали ряд воздушных мишеней — тех же беспилотников.

ПВО Центрального военного округа прикрывает небо над Казанью всегда, поскольку это город-миллионник с рядом важных объектовПВО Центрального военного округа прикрывает небо над Казанью всегда, поскольку это город-миллионник с рядом важных объектов. Фото: © РИА «Новости»

Второй вопрос: почему аппарат беспрепятственно пролетел от Украины до Татарстана?

Как рассказал «БИЗНЕС Online» источник в области разработки беспилотных авиационных систем (БАС), хотя военные радиолокационные станции (РЛС) видят низколетящие объекты, тотальный контроль воздушного пространства на малых высотах технически невозможен, к тому же в случае с РТ была низкоскоростная цель с малой отражающей поверхностью. Кстати, напомним, средства ПВО задействовали в обеспечении безопасности Универсиады-2013. Тогда РЛС установили в аэропорту «Казань», поговаривали, что на танковом полигоне дежурил комплекс С-300. Среди прочего сообщалось, что ПВО Центрального военного округа прикрывает небо над столицей РТ всегда, поскольку это город-миллионник с рядом важных объектов.

Казанские старожилы помнят, что некогда небо над городом прикрывал полк ПВО. Он был сформирован в 1953 году и поначалу вооружен 100-миллиметровыми пушками КС-19 — две батареи располагались в Верхнем Услоне. В начале 60-х его перевооружили на зенитно-ракетные комплексы С-75 «Волхов». В окрестностях столицы Татарстана стояло четыре дивизиона (в каждом — по 6 пусковых установок): первый — в районе Усад, второй — возле Кощаково, третий — в Борисково, четвертый — в районе Лебяжьего озера. В 1972-м на Высокой Горе поставили дивизион более совершенного ЗРК С-200 «Ангара», который позволял прикрывать и Набережные Челны.

Бывший офицер полка Анатолий Иванов некогда рассказывал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что на обустройство каждого дивизиона требовалось около года. На боевом дежурстве постоянно находился один, другой «поддежуривал», а два — «отдыхали». Но в каждом дивизионе одна ракета всегда была на пусковой установке — полностью снаряженная, с пристыкованной боевой частью. «И боевую тревогу раза 2–3 в месяц объявляли, и все дивизионы готовились к боевой стрельбе, — вспоминал Иванов. — Например, произошло где-нибудь (хоть в Туркестане!) нарушение воздушной границы — в готовность приводились все войска ПВО. Когда сбили корейский Boeing, мы двое суток сидели на боевом дежурстве…»

Источник не исключил, что аппарат мог прилететь и не с Украины. На то же указывает Федутинов: «Чем дальше атакуемые объекты от территории Украины, тем больше вероятность того, что в качестве старта была использована территория нашей страны или сопредельных государств. Готов допустить, что такой вариант может быть более результативным для украинской стороны, даже несмотря на сопутствующие риски». А вот военный эксперт, автор проекта MilitaryRussia Дмитрий Коренев в беседе с «БИЗНЕС Online» выразил уверенность, что скрыть такую операцию было бы невозможно. «Это все менее вероятно, чем переделка легкомоторного самолета в дрон», — сказал он.

Хотя ВРС видят низколетящие объекты, тотальный контроль воздушного пространства на малых высотах технически невозможен, к тому же в случае с РТ была низкоскоростная цель, с малой отражающей поверхностьюХотя ВРС видят низколетящие объекты, тотальный контроль воздушного пространства на малых высотах технически невозможен, к тому же в случае с РТ была низкоскоростная цель с малой отражающей поверхностью. Фото: © Министерство обороны РФ, РИА «Новости»

Данная тема непосредственно связана с вопросом о том, как управлялся беспилотник. Федутинов полагает, что полет в значительной степени велся в автономном режиме, по заложенной изначально программе, но не исключает, что движение корректировалось оператором при помощи средств связи. Как считает наш источник из сферы разработки БАС, скорее всего, аппарат шел под постоянным контролем через спутник, возможно, тот же Starlink. Это же позволило обойти системы ПВО: «Из космоса же видно, где стоят РЛС и какие из них работают».

Федутинов допускает, что наведение на финальном отрезке вполне могло выполняться при помощи маячков, установленных заранее на объектах поражения: «Для этого необязательно засылать диверсантов. Как мы наблюдаем в течение последних двух лет, в стране находятся негодяи, готовые за „банку варенья и корзину печенья“ действовать во вред своему государству и своим согражданам». С таким вариантом согласен и главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. «Могли и метки установить, которые работают в определенном диапазоне радиочастот, — рассказал он „БИЗНЕС Online“. — Но большой вопрос — кто поставит… Маяк способен действовать очень долго, на обычных батарейках. Радиоэлектронная разведка работает на фронте, а в тылу ее, как правило, нет. И эфир невозможно просеять целиком — это широкий диапазон частот, и, соответственно, понадобится очень много наблюдателей».

Атаки дронов на Москву и Санкт-Петербург прекратились потому, что эти районы насытили средствами ПВО и, вероятно, нечто подобное произойдет и в Татарстане (на фото ЗРК «Бук»)Атаки дронов на Москву и Санкт-Петербург прекратились потому, что эти районы насытили средствами ПВО, и, вероятно, нечто подобное произойдет и в Татарстане (на фото ЗРК «Бук»). Фото: Владислав Демяненко - armyinform.com.ua, CC BY 4.0, commons.wikimedia.org

Третий вопрос: как защищаться?

Первый приходящий на ум ответ: прикрытие важных объектов системами ПВО.

Как полагает Корнев, атаки дронов на Москву и Санкт-Петербург прекратились потому, что эти районы насытили средствами ПВО, и, вероятно, нечто подобное произойдет и в Татарстане. «Теоретически это возможно, но понадобится такое количество зенитно-ракетных комплексов, какое не способна поставить ни одна страна», — констатирует Мураховский.

Второй вариант — средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Сообщается, что два атаковавших Нижнекамск беспилотника были обезврежены именно ими. Подобное допустить можно, но учтем и фактор дезинформации противника. Во всяком случае, Мураховский сомневается в действенности РЭБ против дальних БПЛА: «Да, по уму средства РЭБ должны быть на всех предприятиях — типа системы „Серп“, но против дальних беспилотников это бесполезно, потому что они летят по программе, без внешнего управления».

«Если аппарат летит по программе, есть лишь один вариант — сбить, — объясняет наш источник в сфере БАС. — А что еще можно сделать, если он только по оптике ориентируется? Установить на аппарате такого размера визуальную оптическую навигацию, при помощи которой он ориентируется на местности, — запросто. Подобное глушить бесполезно. Сейчас многие говорят, что можно дистанционно выжигать бортовое радиоэлектронное оборудование. Отвечу так: сказочников полно… Если была корректировка при помощи спутникового сигнала, то заглушить его — проблема. Как правило, распространенные сегодня глушилки — это против совсем уж простых систем, и они должны быть со всех сторон, что нереально на большой площади. Кроме того, на беспилотники такого класса по умолчанию устанавливается система контрглушения — минимум по трем направлениям, а если не пожалеть денег, то по 8. То есть глушилка не спасет».

С помощью противодронового ружья можно принудительно посадить «вражеский» аппарат, но оно бесполезно против беспилотников самолетного типа. Фото: © Денис Абрамов, РИА «Новости»

Федутинов напомнил о способе, так скажем, пассивной защиты: «Не исключаю появления на некоторых объектах сетчатых защитных сооружений. В Иране так уже делают. Не панацея, конечно, но лучше, чем ничего».

На первый взгляд экзотический, но могущий оказаться эффективным способ предложил Мураховский. Он напомнил, что во время Великой Отечественной войны на наиболее важных направлениях применялись аэростаты заграждения со свисающими между ними сетями. Он уверен, что к теме можно вернуться: «Аэростат — дешевое средство, сеть — тоже. Они круглые сутки в воздухе. Дежурные следят за их состоянием. Предприятия, которые выпускают аэростаты, есть, но им для такого объема работы не хватит мощности — для защиты одного объекта нужен минимум десяток аэростатов. Надо задействовать крупную структуру». Эксперт предлагает использовать аэростаты и для контроля пространства — располагать на них РЛС, и тогда дальность наблюдения и способность обнаружения низколетящих целей существенно возрастут.

«Панцирей» на всех не напасешься». Фото: © РИА «Новости»

Как полагает источник в сфере БАС, реальнее всего создать систему «народного» раннего оповещения — посты визуального и слухового наблюдения: «„Панцирей“ и „Буков“ ведь на всех не напасешься, а у аппарата типа того, что атаковал Елабугу, большая визуальная и акустическая заметность, вот и надо создать сеть людей с телефонами, которые будут наблюдать и в случае чего докладывать: слышу то-то с такого-то направления. Егерям можно дать команду, сельчанам. Уверяю, „ушастых“ много, народ потенциально очень бдителен — наше предприятие при испытательных полетах постоянно с этим сталкивается. Дальше — элементарное взаимодействие со службой управления воздушным движением: она смотрит, согласован в данной зоне полет или нет. Если нет, в воздух поднимаются боевые вертолеты, дежурство которых надо организовать: для них крупный беспилотник — ерундовая цель».

Но все наши собеседники признают, что эти меры являются только частичным выходом из ситуации. По мнению Мураховского, беспилотных ударов можно ожидать и на Урале, и далее. «Мое мнение — надо проводить дополнительную мобилизацию и быстрее заканчивать СВО». Таких угроз не избежать, пока не будет ликвидирован их источник, уверен Федутинов: «Склонен полагать, что только успешное завершение Россией специальной военной операции позволит поставить точку в этом вопросе».

Тимур Латыпов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх