На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Авиаторы и их друзья

80 681 подписчик

Свежие комментарии

  • Семен Смолкин
    Спасибо, поправилЭтот день в авиац...
  • Valery Roman
    Семён, спасибо за работу!!!👍👍👍 Ошибочка закралась однако.... """«Союз Т-12» Экипаж: командир корабля — Владимир Ал...Этот день в авиац...
  • Семен Смолкин
    Это к чему здесь? Про баранов?Ильдус Мостюков: ...

Главные новинки мировой авиации связаны только с беспилотниками

На авиасалоне в Ле-Бурже стал виден тренд на полную замену пилотируемой авиации БПЛА

На этой неделе во Франции открылся авиасалон Ле-Бурже. Среди экспонатов доминируют беспилотники – не только военные, но и гражданские. Тренд очевиден – профессия летчика уходит в прошлое. Россия на выставке по понятным причинам не представлена, но авиасалон дает понимание – насколько российские БПЛА соответствуют мировым трендам и даже опережают их.

Знаменитый авиасалон во французском Ле Бурже, открывшийся после перерыва, связанного с эпидемией ковида, знаменует любопытный перелом. Ранее подавляющее большинство представленных там новинок было связано с пилотируемой авиацией – гражданской и военной.

Однако в этом году значительный сегмент отведен под беспилотные аппараты военного или двойного назначения, и журналисты, освещающие Ле Бурже, даже прогнозируют, что между производителями дронов развернется «беспощадная борьба», а сам салон превратится в «ярмарку БПЛА». На кону миллиардные контракты – так, только Франция собирается инвестировать в военную программу, связанную с беспилотниками, пять миллиардов евро.

Причины возросшего интереса к военным беспилотникам лежат на поверхности. Сначала столкновение Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха, а затем конфликт на Украине показали мировому сообществу важность БПЛА для ведения боевых действий – как в области разведки, так и в качестве барражирующего боеприпаса (так называемый дрон-камикадзе, который взрывается, достигнув цели). Как следствие, эта отрасль стала стремительно развиваться – хотя европейцы не перестают сокрушаться, что упустили момент и действовали слишком медленно.

Пока группа Airbus ковырялась со своим дорогостоящим «Евродроном» (114 миллионов за штуку, много медийного раздувания щек и заявлений о сотрудничестве нескольких европейских стран), их обогнали не только американцы из General Atomics, которые считаются лидерами рынка со своими БПЛА Predato, Reaper и SkyGuardian.

Сильную конкуренцию составляют и турецкие производители, в том числе TAI, который привез на Ле Бурже новые модели Anka и Aksungur, и китайский концерн AVIC, который представил на авиасалоне несколько своих продуктов, включая новую модель беспилотника Wing Loong. Также французская пресса призывает власти обратить внимание на первый полностью французский военный БПЛА Aarok, созданный недавно возникшей фирмой Turgis&Gaillard.

На примере характеристик последнего можно видеть, в какую сторону развивается мысль создателей новых БПЛА военного назначения. Как объяснила Фанни Тюржис, одна из двух основательниц фирмы: «Мы начали работать над проектом три года назад… учитывая недостатки БПЛА Reaper американского производства, который использует французская армия».

«К уже имеющимся возможностям мы добавили новые. Aarok может осуществлять наблюдение, разведку или участвовать в нападении. Он способен переносить вооружение до полутора тонн на шести узлах подвески вооружения и поражать цели на расстоянии 35 километров от точки его местонахождения», – добавила она.

Как уверяют производители, главной их целью было создать достаточно легко собираемый аппарат с приемлемой ценой – дешевле «Рипера» и чуть дороже хорошо известного «Байрактара» от турецкого Baykar. Длина «Аарока» 14 метров, размах крыльев 22 метра, вес 5,5 тонн (в два раза меньше, чем «Евродрон»). БПЛА может находиться в полете 30 часов и развивать скорость до 250 узлов. Управление «Аароком» сочетает принципы, уже использованные ранее при создании БПЛА Reaper и европейского Patroller – последний выпускает концерн Safran.

Хотя в начале года глава Safran Оливье Андриес заявил о том, что дела у концерна в постковидную эпоху нормализуются и в 2024 году должны выйти на доковидный уровень, их БПЛА Patroller уже три года назад должны были поставить во французскую армию, а между тем он был сертифицирован только в феврале этого года.

При нынешних темпах развития индустрии ясно, что этот аппарат уже отстает от своих конкурентов: всего 14 часов автономного полета, возможности обычной и инфракрасной съемки, лазерное наведение на цель и возможность оснащения ракетами, если этого пожелает армия. Последнее потребует дополнительных изысканий и испытаний. Но зная въедливость французской бюрократической машины, можно прогнозировать, что для Patroller поезд уже ушел: пока одни будут делать эти доработки, а другие придирчиво изучать и одобрять, время будет потеряно, другие разработчики уйдут вперед, а сам дрон успеет превратиться в музейный экспонат, если не в динозавра.

Похоже, что успех турецкой группы Baykar, которая продала уже сотни своих знаменитых БПЛА «Байрактар», подстегнул развитие индустрии беспилотников в стране. Турецкий концерн TAI (Turkish Aircraft Industries) привез на Ле Бурже прототипы новых версий своих БПЛА Aksungur и Anka. Первый является более тяжелым двухмоторным дроном и может нести вооружение, включая авиабомбы типа MK82. БПЛА Anka уже стоят на вооружении в Турции, Тунисе, Казахстане и Чаде, Aksungur – в Турции, Анголе и Алжире.

Китайцы показали модель 1:10 нового варианта военного БПЛА из линейки Wing Loong (сокращенно названный WL-X) с улучшенным крылом и значительно увеличенными возможностями вооружения. Как отмечают заинтересованные наблюдатели, характеристики данной модели совпадают с характеристиками концепта дрона WL-3, показанного на авиасалоне в Китае в ноябре. Предыдущая модель данной линейки WL-2, как утверждают, экспортируется как минимум в семь стран.

Уже по представленным моделям очевиден вектор развития БПЛА военного назначения: большая мобильность, меньший вес, увеличение времени пребывания в воздухе и радиуса действия, увеличение количества оружия, а также его диверсификация, улучшение аэродинамических характеристик, улучшение возможностей наблюдения, фото- и видеосъемки с воздуха, а также, конечно, совершенствование защиты от средств борьбы с беспилотными аппаратами.

Старое утверждение о том, что тот, кто контролирует воздух, контролирует все, обрело новый смысл: раньше представлялось, что превосходство в воздухе можно обеспечить только с помощью пилотируемых летчиками самолетов. Теперь из этой цепочки пилот исчез, а его заменил сидящий где-то оператор БПЛА, который передает команды беспилотнику.

Модификации новых военных БПЛА показывают, что дроны становятся все мощнее и мощнее – и очевидно недалек тот момент, когда развернется прямая конкуренция между собственно военными самолетами и БПЛА, которые значительно дешевле и имеют все перспективы заменить первые. Также можно предсказать развитие всего, что связано с подавлением и уничтожением БПЛА противника. И это будет колоссальная битва научных умов.

«То, что мы наблюдаем сейчас в Ле-Бурже, уже давно представлено на азиатских авиасалонах, в частности в Китае. Огромное количество БПЛА – целые ангары с экспозициями были посвящены именно беспилотникам на авиасалоне в китайском Чжухае. Мы уже вступили в беспилотную эру, причем это касается боевой и гражданской авиации, а в недалеком будущем – коммерческой», – говорит Роман Гусаров, главный редактор портала Avia.ru. По его словам,

беспилотная авиация проходит такой же путь, как и пилотная – сначала появилось огромное количество энтузиастов, стартапов, но со временем рынок начал консолидироваться, определились главные игроки, наиболее успешные и эффективные разработчики, как произошло с американским Boeing и европейским Airbus.

«Примерно по этому же пути пойдет беспилотная авиация. Производителей, конечно, будет куда больше... Образцы в Ле-Бурже показывают, что само применение беспилотников еще не сформировалось. Мы толком не предполагаем, как именно будем использовать их», – считает эксперт.

«Ле-Бурже подтверждает очевидный тренд на роботизацию авиации. Беспилотников становится все больше. Если раньше речь шла в основном о небольших аппаратах, то сейчас особое внимание уделяется грузовым беспилотникам, аэротакси», – добавляет Сергей Денисенцев, эксперт Центра анализа стратегий и технологий.

Среди представленных новинок эксперт особо отметил прототипы грузовых беспилотников и различные БПЛА гражданского сегмента. «С военным применением дронов более или менее все понятно. Но что касается грузовых гражданских беспилотников и беспилотных аэротакси, то мы видим, что представленные прототипы находятся в высокой степени готовности, их можно рассматривать для запуска в серию», – подчеркивает Денисенцев.

На этом фоне в ходе СВО начинают формироваться определенные классы наиболее востребованных беспилотников, указывает Гусаров. Однако делать выводы по выставочным экспозициям на восточных и западных площадках не стоит, «надо исходить из практики».

«В боевом сегменте у России потрясающая практика. Такого боевого опыта нет ни у кого в мире. Если в начале СВО была некая сумбурщина, то сейчас Минобороны понимает, какие и какого класса БПЛА нам нужны. Точно так же мы из собственной практики выделим наиболее перспективные и востребованные беспилотники гражданского назначения. Сама экономика даст запрос промышленности на разработку такого рода аппаратов», – пояснил собеседник.

«Очевидно, что наши боевые беспилотники доминируют на поле боя.

Это беспилотники-камикадзе «Ланцет», разведывательно-ударные БПЛА «Форпост» и другие разведывательные аппараты, которые определяют целеуказание. Понятное дело, это и «Герань». У России есть аппараты, которые прекрасно выполняют свои боевые задачи, но они не для мирового рынка. Это наше преимущество, некое наше ноу-хау», – отмечает Гусаров.

Схожей точки зрения придерживается и Денисенцев: «России есть что показать в секторе военной беспилотной авиации». «Те же «Орионы» соответствуют мировому уровню. Но что касается сектора гражданских БПЛА, то в этой нише нам необходимо развивать собственные программы. Без адекватного целеполагания и существенной государственной поддержки результата не будет, только сборка из китайских комплектующих. А это явно не то, что нам нужно», – заключил Денисенцев.

Валерия Вербинина,
Андрей Резчиков

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх